Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

за что мы любим лешу

леша жалуется, что его никто не слышит.
шутки, которые леше кажутся смешными, понимает от силы два человека, и второго леша пока не нашел.

леша научился шутить так, чтобы окружающий мир смеялся, но дергать мир за ниточки леше не нравится. свиньи, это бисер. бисер, это свиньи. вот и вся механика.

-- вот смотри, -- говорит леша, -- у нас на лепре есть такой обычай -- опубликовать фотографию джона траволты, чтобы кто-нибудь пришел и написал "да это же николас кейдж".

-- ну допустим, -- говорю.

-- ну и вот, -- говорит леша, -- а тут пришел один чувак и написал, что это джеки чан.

все смешнее и смешнее, если кто не заметил.

-- а я, -- говорит леша, -- пришел и написал, что это не может быть джеки чан, потому что я видел джеки чана в фильме "кулак ярости" и это не он.

-- угу, -- говорю я.

-- у этой шутки, -- говорит леша, -- два слоя. во-первых, человек, который ее прочтет, может вспомнить, что в фильме "кулак ярости" играл не джеки чан, а брюс ли.

-- но не все так просто, -- говорю я.

-- да, -- говорит леша, -- потому что джеки чан сыграл в "кулаке ярости" эпизодическую роль, настолько эпизодическую, что даже в титрах не указан.

-- угу, -- говорю я.

-- никому такие шутки не нравятся, -- говорит леша, и машина трогается с места. -- а, по-моему, очень хорошая шутка.

я, кстати, думаю, что николас кейдж бы оценил.

про теда

удивительно, но женщины, кажется, не понимают, о чем, на самом деле, ted ("третий лишний"). видимо, потому что их внутренняя картина мира не просто отличается от того, что рассказывается в фильме, а вообще не совпадает с ней нигде.

ну и еще потому, что сам фильм получился составным. первая половина относительно честная, а вторая представляет собой сон милы кунис в летнюю ночь и не имеет никакого отношения к реальности вообще. структурно это похоже на малхолланд драйв, там тоже, если помните, одна половина объясняла другую.

для тех, кто не смотрел, перескажу вкратце сюжет (для получения удовольствия от просмотра незнание сюжета не критично): Collapse )

что произошло на самом деле.

ну, очевидно, что относительно честная часть идет от начала до момента изгнания медведя. медведь символизирует все, что женщине мешает в отношениях: мужской инфантилизм, нереализованные проекты, друзья, которые отвлекают мужчину от семьи, привычку слушать на ночь cannibal corpse.

собственно, лично я уверен, что мы имеем дело не с изгнанием, а с убийством — Тайный Медведь Милы Кунис разрывает плюшевого мишку теда на куски и прячет его плюшевое тело в саду.
(все же знают, что у женщин тоже есть медведи, да?)

марку уолбергу мила кунис говорит, что его медведь ушел куда глаза глядят.

дальше происходит Очень Неприятное Событие, которое нам не показывают. мы не знаем, что это. возможно, марк уолберг превратился, наконец, в мэтта деймона или еще что-нибудь похуже.

в общем, в результате этого Неприятного События у милы кунис образуется много свободного времени и острое желание перепридумать то, что произошло. мысленно она переделывает убийство в изгнание и придумывает продолжение, в результате которого все, кто важен, счастливы, а тед жив и здоров где-то в пыльном углу, и никому не мешает.

разумеется, ее версия плохо стыкуется с тем, что нам рассказали в начале, поэтому вторая половина фильма кажется странной, ненужной и фальшивой.

потому что ted is dead, baby, ted is dead.

см. также: ted as a dying-and-rising god, форевер юнг и ted and philosophy.

(no subject)

Перед тем, как закурить, таксист поинтересовался, не помешает ли, а вот Стаса Михайлова почему-то включил без вопросов. Теперь едем в одной машине с выбором женского коллективного бессознательного. Я развлекаюсь тем, что предугадываю рифмы; сбой пока был только один -- в первой половине песни "засыпает лес" рифм нет вообще, такого мошенства я не ожидал.

Что же до всего остального, то выбор женского бессознательного по-человечески понятен. В Стасе Михайлове есть все, и всего в нем в меру. Он не сопля, но не чужд романтики. Наверняка умеет заменить кран в ванной, но при этом любит стихи, причем не какую-то заумь, а нормальные стихи -- кровь-любовь, жди-дожди, к себе-ко мне. Сильный, но мягкий. Ласковый, но хозяйственный. С юмором, но не из тех, кто все время шутит. Пьет, но не напивается.

Критиковать его с музыкальной точки зрения (хотя Стас поет лучше, чем средний обитатель "Нашего радио") -- бессмысленно. Его любят не за то, как и что он поет; его любят за то, какой он есть, а то, что этот замечательный парень еще и играет на гитаре, -- просто приятная неожиданность.

В том, что женщины и таксисты массово выбирают Стаса Михайлова, есть, конечно, неуютная нотка. Потому что Стас Михайлов это победа биологии над культурой на том поле, где культура не привыкла проигрывать с таким разгромным счетом.

С другой стороны, я массово выбираю Анну Семенович, мне ли судить.

(no subject)

сегодня, кстати, премьера пьесы валерия панюшкина "алиса в зазеркалье".
автор полагает, что пьеса написана по мотивам произведений льюиса кэрролла.
сюжет таков.
двенадцатилетняя алиса умирает и встречает валерия панюшкина и лию ахеджакову.

константа

сначала умер брежнев, и я даже был слегка доволен, потому что нас из школы отпустили пораньше.
я шел домой и улыбался. еще мне было немножко стыдно, потому что человек умер, а я и рад.

это, конечно, очень плохо, что человек умер, сказал я себе, но он был уже старенький, и это очень удобно, что он подгадал умереть в четверг, когда у меня труды, ведь он мог умереть в выходной, и тогда от его смерти не было бы никакой пользы.

на подходе к дому я понял, что теперь обязательно начнется ядерная война, но на моей чаше весов пропущенные "труды" явно были важнее ядерной войны, так что я не расстроился.

потом очень долго никто важный не умирал. точнее, генсеки мерли как мухи, но войны все не было, а к их непрекращающимся смертям все как-то привыкли и даже с уроков, кажется, больше не отпускали. или, может, они умирали в неудобные дни.

а в журнале "кругозор" я прочитал о том, что в америке живет майкл джексон, который спит в барокамере, потому что хочет жить вечно.

потом выяснилось, что моя коллекция вкладышей от "турбо" никому не нужна, даже мне.

потом все снова перестали умирать, пока мой приятель не заперся в комнате и не разнес себе голову выстрелом из отцовского ружья.

это было так неожиданно и глупо, что никто из нас даже расстроиться толком не успел, как его похоронили. в закрытом гробу.

майкл джексон все еще спал в барокамере, потому что хотел жить вечно.

потом застрелился курт кобейн, а через год убили владислава листьева. с последним я пару раз общался, так что это была чуть ли не первая смерть человека, с которым я был знаком лично -- если не считать, конечно, самоубийства саши, в которое я так и не поверил. впрочем, кажется, по поводу кобейна я переживал сильнее.

майкл джексон спал так крепко, что перестал выпускать альбомы.

в конце девяностых плотину словно прорвало. стали умирать однокурсники, одноклассники и соседи. мой знакомый из соседнего подъезда умер от передоза, девочка, которая жила над ним, от лейкемии. в моем подъезде умерли все мои ровесники: олег уснул в машине и задохнулся, миша спился и умер от естественных причин, наташку муж зарубил топором (приподъездные бабушки ахали, но, на самом деле, все вздохнули с облегчением, когда наташкина квартира опустела).

майкл джексон спал так крепко, что не просыпался даже тогда, когда к нему приходили дети.

я выкинул кассеты со всеми альбомами нирваны. точнее, я выкинул все кассеты, потому что кассеты стали больше не нужны. теперь я слушаю легкую музыку, которая не отвлекает от того, что я привык называть жизнью.

по-моему, умер журнал "кругозор" с двумя мягкими пластинками в каждом номере. журнал "ровесник", кажется, еще жив, но его читатель во мне умер лет пятнадцать назад, одновременно с читателем "паруса" и "студенческого меридиана".

в какой-то момент меня перестала интересовать смерть, потому что с уроков меня больше не отпускали вообще никогда, и это все были бесконечные "труды", а больше в смерти не было никакого смысла. кроме того, ее стало слишком много, смерть была буквально на каждом шагу.

а потом она пропала. все, кто должен был умереть, умерли. оставшиеся планировали жить вечно. я и майкл джексон. он лежал в барокамере и дышал чистым кислородом, но я полагал, что он дышит за себя и за того парня, за нас обоих.

а сегодня умер и он.