Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

(no subject)

про шарли эбдо.

я обычно спокойно отношусь к человеческой глупости. мне по работе приходится общаться с большим количеством людей (как правило, очень умных, часто умнее меня, но магию больших чисел не наебешь), я иногда читаю российские новости, я, в конце концов, смотрюсь каждое утро в зеркало и нахожу в себе силы выйти на улицу.

в общем, внутренне я готов почти к любому проявлению чужих, эээ, мыслей, но с шарли эбдо зацепило.

потому что когда люди пишут, что карикатуры говно и что-то там разжигают, это просто за пределами добра и зла, независимо от качества самих карикатур. даже если эти же люди потом пишут, что убивать за такое нельзя.

потому что если убивать за такое нельзя, то качество карикатур не имеет значения, про это в принципе не нужно говорить.

и когда люди пишут или шарят чужие посты о том, что "я не шарли эбдо, потому что [длинный список потому, базирующийся на неприятии карикатур по разным причинам]" это тоже пиздец, потому что смысл этого высказывания — понятный, кажется, почти всем в европе — не в том, что карикатуры хорошие, не в том, что этот журнал надо читать, не в том, что он вообще должен существовать, а в том, что чужие люди пришли в мою страну и убили моих сограждан, а, значит, и частичку меня убили.

(я знаю, что террористы были гражданами франции, но мне кажется очевидным, что они носители чужого культурного кода)

это могут быть не очень приятные сограждане. не очень полезные. может быть, даже очень неприятные. их личные качества не имеют значения. имеет значение то, что их убили, тогда как в нормальной стране монополия на убийство есть только у государства (если вообще есть).

любой нормальный человек в этом месте, как мне кажется, должен почувствовать себя неуютно. потому что ты живешь в стране, соблюдаешь ее законы, а тут тебя убивают за то, что ты своими действиями потревожил культурную идентичность другой культуры.

нормальный ответ на это — "всех не перевешаете" и трехмиллионный тираж. суть лозунга "шарли эбдо это я" именно в этом. нация в трудный для себя момент сплачивается. атеисты, христиане, мусульмане, иудеи, ощущающие себя гражданами франции (или, если шире, европы), дают радикальным исламистам понять, что приходить и убивать граждан франции (европы) нельзя.

эффективность этого жеста — отдельный вопрос, но механика его образования понятна и очевидна. это нормальная реакция нормально функционирующей нации.

что должно быть в голове, чтобы оспаривать такую реакцию? о чем думают люди, которые вчера писали о необходимости настройки "русский таксист" в приложении, а сегодня — о том, что нельзя высмеивать пророка? как у них это помещается в голове? как бытовой национализм и виктимность сосуществуют в одном пространстве, не мешая друг другу? и самый интересный для меня вопрос: почему считается, что чувства верующих оскорбляют, прежде всего, атеисты, а не приверженцы других религий?

а, надо сказать, что большинство высказываний про карикатуры, которые я видел, было написано верующими людьми. у которых утром бог есть любовь, а вечером карикатуры не очень.

я не то что бы большой специалист в вопросах религии, но даже я знаю, что ислам, иудаизм и христианство, хоть и имеют некоторую общую базу, взаимно несовместимы, потому что монотеистические религии по определению не могут быть совместимы с другими.

почему христиан не оскорбляет существование ислама, который отвергает базовые доктрины христианства, включая, на минуточку, божественную сущность Иисуса Христа как единственного гаранта спасения.
почему иудеи спокойно относятся к тому, что христиане молятся фальшивому пророку.

откуда это внезапное единение, если вспомнить, что анафемы, которыми католики и православные в свое время обменялись по куда менее значимым поводам, были сняты только 60 лет назад.

у меня есть ответ. он не очень продуманный и довольно грустный.

если для простоты принять, что религии это корпорации, которые делят рынок, то они сейчас находятся в стадии разработки категории. если половина населения не чистит зубы, то условному колгейту и не менее условному аквафрешу эффективнее не воевать друг с другом, а сделать так, чтобы чистить зубы начали все. то же самое и с религией. к небольшим взаимным противоречиям они вернутся позже, когда рынок будет поделен.

то есть, тут, на самом деле, два, простите за это слово, дискурса:
1. имеют ли право религии ограничивать свободу личности (включая свободу слова).
2. какие религии имеют на это право.

те люди, которые в ваших лентах пишут, что карикатуры говно, временно находятся в первом дискурсе и считают, что да, имеют.

в нормальных странах этот процесс и его уродливые побочные эффекты в некоторой степени сдерживаются тем, что у людей помимо религии есть нация и государство, которые, как понятия, сильнее. в россии, где большая часть населения постигла православие своим умом, а государство такое как получилось и от него ничего хорошего не ждут, система сдержек и противовесов работает хуже.

поспешные выводы из этого следующие. нации у нас нет, государства как структуры — сюрприз, сюрприз — имеющей ценность, сопоставимую с ценностью религиозных предпочтений, тоже нет. мы, судя по реакции, определенно не ощущаем себя частью европы и западной цивилизации вообще. в общем, у меня для меня плохая новость: россия — духовная столица мира.

вторая плохая новость: многим нашим согражданам не хватает опыта и сноровки в построении причинно-следственных связей. они не понимают, что сегодня нельзя рисовать карикатуры на пророка, а завтра нельзя будет строить их любимые церкви, потому что пророку церкви не нужны.

неумение выстраивать причинно-следственные связи и общая убогость реальности отчасти объясняют и восторг, с которым было воспринято присоединение крыма и прочие олимпиады, и ненависть, которую простой русский человек испытывает к простому нерусскому обаме. небесная и недоступная в непосредственных ощущениях россия ведет борьбу с силами зла. и ради будущих небесных побед можно пожертвовать курсом рубля и сыром камамбер. тот факт, что обе эти жертвы приведут к заметному повышению цен вообще на все, не то что оспаривается, он просто не приходит в голову.

российское население, на самом деле, не готово жертвовать собой, чтобы другим было хуже, оно просто не понимает, что эта жертва неизбежна.

популярность нынешней власти во многом объясняется в том, что власть, несмотря на все свои проебы, успешно продает населению существование мифической небесной россии, которая, разумеется, окружена врагами. при этом, поскольку эффективных механизмов управления в стране нет, власть неизбежно смыкается с религией в любой ее ипостаси, несмотря на очевидные различия в мифологической базе. как и в случае с религиозными движениями, закрывающими глаза на взаимные противоречия перед лицом общего врага, власть и религия считают своим общим врагом неверующего. в кого этот человек не верит — в путина или в иисуса христа — пока не имеет значения.

потому что человеку, который не верит, становится наплевать на небесные битвы, если в супермаркете поблизости все подорожало в полтора раза. у него возникают вопросы, на которые нет хороших ответов.

к сожалению, таких людей не очень много. к еще большему сожалению, наша оппозиция пока не способна предложить обществу миф, сопоставимый по силе с мифами, которые предлагают государство или религия. на любое высказывание "а они воруют" можно ответить тем, что в украине распяли младенца — и, повторюсь, не очень важно, существовал этот младенец или нет, эмоционально распятый младенец на порядки сильнее любого воровства, потому что когда в россии не воровали.

как ни странно, именно рациональность, без которой невозможно ощутить легкий когнитивный диссонанс в повседневной жизни, мешает придумать мечту, в которую поверят люди, к рациональности не особо склонные. можно сколько угодно говорить о том, что мы живем в светском государстве, о том, что воруют, о политических заключенных. но это никому не важно, не потому даже, что люди злые. просто в стране, которая каждый год смотрит "иронию судьбы", ипполит никогда не выиграет у героя андрея мягкова. тем более, что россия даже не женщина, а маленький обидчивый ребенок с деревянными игрушками. этому ребенку можно рассказывать, что из деревянных кубиков можно построить прекрасный замок (что делает власть), а можно рассказывать, что игрушки деревянные (что делает оппозиция).

угадайте, кто ему больше нравится.

хочется закончить этот длинный текст какой-то глубокой мыслью.
вот она.

во всем виноват эльдар рязанов.

(no subject)

в легком ментальном оцепенении наблюдаю, как одни прекрасные люди рассказывают другим прекрасным людям, что русская православная церковь не имеет никакого отношения к издевательству над pussy riot, и, стало быть, всячески оклеветана врагами русской православной церкви.

с русской православной церковью такое частенько.

прекрасные люди, к которым они обращаются, — видимо, в зависимости от уровня воспитания вообще и настроения в данный конкретный момент — испытывают неудобство перед прекрасными православными людьми, потому что действительно, опыт показывает, что не все православные — людоеды, особенно если это не какой-нибудь неизвестный тебе людоед, а парень, с которым ты, например, учился в одном классе.

хотя, если вдуматься, как должен вести себя нормальный человек в такой ситуации?

нормальный человек в такой ситуации должен печься не об имидже своей церкви, а о том, что три человека сидят уже полгода в тюрьме вообще непонятно за что, и это проблема, которую нужно решать в первую очередь. если же исходить из того, что у церкви вообще есть какой-то моральный авторитет и ее мораль хоть сколько-нибудь созвучна нашему времени, то рассуждать о наветах недоброжелателей в такой ситуации вообще неприлично.

ну это все равно как если бы вашу собаку сбила машина, а в самый тяжелый момент на пороге возник бы человек с рассказом о том, что не все в мире водители садятся за руль в пьяном виде, сбивают собак и скрываются с места преступления.
что у вас неправильно сложилось впечатление в отношении водителей.

и ты такой, чувак, давай потом?
а он такой, нет, давай, пожалуйста, поговорим об этом.

ну, наверное, не все, но, блядь, это правда так важно?

если исходить из того, что морального авторитета у церкви нет, что церковь вообще про другое — это, на самом деле, ок, в этом ничего страшного — то ни к церкви, ни к ее защитникам никаких претензий быть не может.

никто ведь не обвиняет чоп "колокол а", потому что — ну какой с него спрос.
довольно сложно придумать моральную претензию к супермаркету "пятерочка", что бы в нем ни произошло.
трудно недооценить уровень духовности, царящий у киоска "алкомаркет 24" после девяти вечера.

но церковь традиционно занимает несколько иное место в общественном сознании.

мне кажется, что зря — и история с молчанием церкви в ситуации с pussy riot (а это, простите, молчание, по важным для нее поводам церковь высказывается регулярно и громко), и история с защитниками церкви на местах — все эти истории как раз о том, что церковь как институт воспринимается нами неправильно, что она совсем другое, что у православия с милосердием общего только количество слогов.

я довольно долгое время на эту тему заблуждался, потому что был загипнотизирован новым заветом, который местами совершенно замечательный и о любви.

хотя, конечно, тот факт, что в финале никто ни на ком не женился должен был меня насторожить.

но я выбирал сердцем (что, вообще говоря, ошибка), и довольно долго думал, что искренняя вера, интерес к духовным вопросам вообще, принадлежность к православию или, шире, к христианской конфессии сопровождаются приятными побочными эффектами.

что такие люди добрее, шире, лучше.
что они умеют прощать, что они острее чувствуют несправедливость, что они в целом чище нас, самодовольных и жадных мирян.

и чуть ли не каждый раз меня ебошило об стену.
ну вот реально, до смешного доходило.

какое-то время я даже думал, что с православием что-то не так. но это потому, что мой доступ к католикам был ограничен.

что-то не так было не с православием, а со мной.

и вот несколько месяцев назад со мной случился небольшой инсайт на православную тему. я сцепился языками с пользователем, который был известен — ну, по крайней мере, мне — своей глубокой верой. и когда я в запале что-то там сказал про ближнего своего и про терпение, и про любовь, мне ответили примерно следующее.

понимаешь, тукей, сказал мне этот человек, у тебя очень нехуевые шансы попасть в ад.
и мне, типа, западло, продолжил этот человек, обсуждать вопросы духовного развития с таким человеком как ты.

нехуевые шансы попасть в ад это потому, что я неправославный, если что.
не потому что я где-то накосячил или что-то там украл.
а потому что я любознательный, но недоверчивый.

получилось обидно, но я этому человеку благодарен.
в этот момент у меня все встало на свои места. у меня внутри расцепились концепции человеческого отношения к другим людям и веры во что-нибудь там.

бог это бог, любовь это любовь. не надо путать.

может ли христианин быть хорошим человеком в мирском понимании?

да, конечно, может. это все равно что спросить, может ли китаец быть хорошим человеком, или, например, участник шахматного кружка.
христианину, конечно, немного труднее (и вообще из этой тройки я больше верю в китайцев), но вполне можно быть охуенным и верующим одновременно.

следует ли из христианства, что все его последователи должны быть хорошими людьми? да никак и ниоткуда. ни из какой религии не следует.

христианство было придумано для другого, у него иные цели. оно не про "хорошесть", и не про личное счастье, и не про семь привычек высокоэффективных людей.

оно про спасение.

ну и еще немного про квартиру с нанопылью. и еще немного про часы. и еще немного про беспошлинную торговлю.

ну это я, конечно, неудачно пошутил три раза подряд, простите. на самом деле, я считаю, что это уж точно не наше внешнее дело рассуждать о том, как все устроено в церкви — до тех пор, пока это устройство не наносит очевидный вред обществу или не совершается за его счет.

может, конечно, патриарх и не очень, но это не наше собачье дело, какой у вас патриарх, ребята, разбирайтесь сами. у нас и своих проблем хватает. более чем.

но вот про имидж, раз уж вы сами пришли — да, хуевый имидж, чего уж там.
но оправдываясь и огрызаясь вы его не поправите, это немного не так работает.

дело ведь не в том, что у русской православной церкви есть враги.
у кого их нет.

дело в том, что у русской православной церкви нет друзей.

(no subject)

долгое время мне казалось, что я променял свои подростковые идеалы на какую-то ерунду, и пятнадцатилетний капитан нынешними капитанами был бы разочарован, но последние несколько месяцев мысли мои на тему меня приобрели дополнительное измерение, и хотя, конечно, идеалы я променял и, да, на какую-то ерунду, но в то же время я чувствую, что сейчас во мне живет чуть более хороший человек, чем тогда - немного более спокойный и немного более великодушный.

этого почти никто не замечает, но поскольку я теперь немного более великодушен, то прощаю тем, кто ничего не замечает, что они ничего не замечают.

интересно, что я никогда не ощущал себя подолгу плохим человеком (не знаю, есть ли вообще такие люди, впрочем) и не предпринимал никаких осознанных попыток, чтобы стать лучше. ощущаемое мной улучшение я почувствовал задним числом, это не результат моих усилий, я не горжусь тем, что это произошло, это не моя заслуга. может быть, и нет никакого улучшения, на самом деле, а есть только ощущение от него.

в целом, не бог весть какой прогресс, конечно, но если так пойдет и дальше, то лет через триста я стану просто мегаохуенным.

(no subject)

набрел пару дней назад на текст "ерминии" дионисия. ерминия - это такое специальное руководство для иконописцев, в котором рассказывается и о том, как латать иконы, например, и о том, какие сюжеты рисовать и как. в общем, полный цикл. сегодня похожую по содержанию книжку продают под названием "adobe photoshop. библия пользователя", но дионисий был немножечко монах и подобного нейминга стеснялся.

помимо описаний канонических сюжетов в ерминии (тоже довольно подробных и интересных) мне особенно понравились рекомендации о том, как рисовать святых и других исторических персонажей. нельзя сказать, чтобы у дионисия была сложная классификация. мужчины, в основном, делятся на старцов и юных. старцы в свою очередь бывают плешивые и нет, при этом неплешивые различаются между собой, главным образом, формой бороды.

ну вот живой пример:

32. Патриарх Дан, старец с поднявшимися волосами.
33. Патриарх Гад, старец кудрявый.
34. Патриарх Ассир, старец с бородою, разделенною на пять прядей.
35. Патриарх Неффалим, старец с длинною широкою бородою.
36. Патриарх Иосиф, старец с длинною бородою, в венце.
37. Патриарх Вениамин, старец курчавый с дымчатою бородою.
38. Праведный Зара, сын Иуды, старец с редкою бородою.
39. Праведный Фарес, сын Иуды, старец с длинною бородою.
40. Праведный Есром, сын Фареса, старец плешивый с круглою бородою.
41. Праведный Арам, сын Есрома, старец с остроконечною бородою.

ну и так далее.

самый классный, конечно, это патриарх дан с поднявшимися волосами, но он исключение, а общее правило заключается в том, что у старца должна быть хоть какая-то борода, и только юный может быть "с бородою едва показавшеюся".

и тут у меня случился инсайт.

я вдруг понял, почему приношу столько Разочарования и Боли. почему внутренне я себя ощущаю лет на восемь, и всегда искренне удивляюсь, когда окружающие подходят ко мне с другой меркой. почему я не человек, а одушевленный когнитивный диссонанс.

все дело в том, что у меня плохо растет борода. не то, чтобы совсем не растет, но небрежная небритость это, увы, не про меня. про меня это разбросанные по местности чахлые кустарники. и вот я расту, а борода не очень, я расту, а она все не очень и не очень. и по возрасту я, получаюсь, уже вполне себе старец, но старец "с бородою едва показавшеюся".

и вот я смотрюсь каждое утро в зеркало, а бороды в зеркале нет. а это ведь главный, как мы теперь понимаем, признак, отделяющий мужа от юнца.

- все окей, - говорит мне каждое утро организм, - тебе снова восемь, тукей. мы обманули время.

неравномерность моего развития берет свое начало в бороде. ну и организм, конечно, оптимистичен и туповат (два этих качества часто ходят вместе).

а как было бы здорово прийти на работу с длинною широкою или, на крайний случай, круглою бородою.
мне кажется, ко мне сразу стали бы относиться иначе. мои слова бы приобрели другой вес. да и сам я по-другому стал бы воспринимать себя.

как бы я гладил ее, как бы заботился о ней, как бы расчесывал ее я.
как бережно я бы ее убирал, когда она касалась тачпада.
как размеренно разглаживал бы я ее в период душевных волнений.

как мудро усмехался бы я в бороду, если бы она у меня была!

потому что одно дело, когда у тебя нет бороды, и совсем другое, когда ты завел себе бороду. борода это ответственность и внимание. гармоничное старение это не очень-то простая штука, и ему уделяется не очень много внимания, потому что люди не любят думать о старении и смерти. предполагается, что человек прыгает как кузнечик до тех пор, пока, наконец, не скроется, нахуй, в траве.

жизнь современного человека устроена примерно как молодость, молодость, молодость, все еще молодость, а потом сразу смерть от старости. пятьдесят это новые двадцать, а семьдесят это новые пятьдесят (любой, кто хоть что-то слышал о транзитивности, понимает, что семьдесят и двадцать в такой арифметике это плюс-минус одно и то же).

все это происходит потому, что бороды вышли из моды. эх, будь у меня борода!

я бы каждое утро просыпался восьмилетним как сейчас, но уже у зеркала приходил бы в норму.
- что это за пиздец, - говорил бы организм, - как он туда пробрался.
- это бородатые мы, - говорил бы я организму.
- но нам же восемь! - говорил бы организм.
- нам восемь с проседью, - поправлял бы его я.

теперь, когда я понимаю, что лично я ни в чем не виноват, что это просто биология, мне немного легче. сила бороды такова, что помогает даже тем, кто ее не носит.

но - немного.
может, мне таблеток каких-нибудь попить? намазать чем-нибудь питательным лицо?
как вы справляетесь с этим, друзья?

(no subject)

читаю на досуге книжки барта эрмана про раннее христианство, узнаю много интересного, например

- самое первое евангелие, скорее всего, было написано не раньше, чем через 30-35 лет после смерти Христа, это евангелие от Марка; евангелие от Иоанна написано в конце первого столетия;
- Лука и Марк не из двенадцати апостолов, не очевидцы, так что даже официально соответствующие евангелия написаны с чужих слов;
- евангелие от Марка послужило источником для Луки и Матвея, другим письменным источником было не обнаруженное еще евангелие, которое исследователи называют Q (от Quelle, источник);
- несмотря на то, что Лука и Матфей пользовались Марком как источником, между тремя первыми евангелиями множество расхождений, не в последнюю очередь вызванных тем, что авторы не слишком церемонились с устной традицией, если хотели подтвердить какую-то свою мысль относительно Христа;
- например, Лука и Матфей по-разному объясняют тот факт, что Иисус пришел из Назарета, хотя, по идее, должен был быть из Вифлеема. оба автора столкнулись с одним и тем же противоречием, но придумали разные версии происходящего для того, чтобы его объяснить;
- евангелие от Иоанна по содержанию сильно отличается от трех предыдущих евангелий и, вообще говоря, рассказывает немного другую историю - Иисус Христос в евангелии от Иоанна является намного более прокачанным персонажем по сравнению с И.Х. из первых трех евангелий;
- между евангелием от Иоанна и т.н. синоптическими евангелиями (Л, М и М) существуют также сильные фактологические расхождения;
- все четыре канонических евангелия анонимны, Лука не говорит, что он Лука и т.д.;
- современные исследователи, по большей части, не верят, что они написаны тем, кем якобы написаны - если Лука, Матфей, Марк и Иоанн когда-то существовали, то они, скорее всего, не писали эти тексты;
- все евангелия написаны на греческом (есть слабое мнение, что существует арамейский оригинал евангелия от Матфея, но этот оригинал почти две тысячи лет никто не видел);
- как ни странно, но часть посланий Павла, скорее всего, написана именно Павлом;
- Иисус Христос, с большой вероятностью, существовал, но был понят совершенно неправильно.

кто бы сомневался!

(no subject)

есть одна штука, которой я не понимаю в христианстве.

ну, т.е. на самом деле, я, конечно, много чего там не понимаю, но эта на поверхности.

вот есть ветхий завет, бог которого -- довольно неприятный парень. злопамятный, мелочный, жестокий. как так получилось это отдельный вопрос, но вы бы, я думаю, не хотели иметь такого соседа. я бы точно не хотел. скандалит, жжет кусты, постоянно заливает, а потом я же еще и виноват.

и есть новый завет, в котором бог, может, и тот же (не уверен), но явно перешедший в режим "кого обидел, всех прощаю". и новая версия, как бы это сказать, прикольней. господь пошел в народ, сыпет афоризмами направо и налево, лечит местных больных простым наложением рук, полная perestroyka, в общем. очень сильно меняется (и усложняется) риторика: любовь, прощение, подставь другую щеку и так далее. мы не знаем, смеялся ли иисус, в евангелиях ни о чем таком не упоминается, но почему-то кажется, что да, этот мог.

как два этих бога уживаются в одной христианской голове я тоже не понимаю, но вопрос в другом.

я не понимаю, почему в отдельно взятой христианской голове ветхозаветный бог всегда сильнее новозаветного. хотя, казалось бы, новозаветный к нам во всех смыслах ближе и, вообще, он лучше. он веселый и добрый. он молодой. он учит хорошему. он наверняка за модернизацию и нанотехнологии. верить этому богу легко и приятно.

однако пытливый православный ум -- и не только православный, наверное, но за других не знаю -- всегда выбирает первого. сурового и обидчивого. причем объяснение всегда одно и то же: богов не выбирают. хотя как же не выбирают, когда ты только что выбрал. этот выбор, разумеется, никогда не оформляется формально, никто не говорит (даже себе), что сиквел подкачал. но это же видно: по тому, как человек относится к другим людям, по тому, что считает важным, по тому, как поступает.

меня это не удивляет уже, но все еще немного расстраивает.

jesus christ has left the building, но никто этого не заметил.

(no subject)

у нас в общежитии имени монаха бертольда шварца живет кот якобы тайской породы.
до этого он всю жизнь изображал, как ему в российских широтах холодно и неуютно. с августа по июнь жался поближе к людям в режиме "а давай ты меня погладишь, а потом я на тебе, дорогой ты мой и тепленький, усну, мордой на север, жопой тебе в лицо".

последние две недели ему жарко. теперь он целый день валяется на боку, раскинув лапы пошире. на морде как прилипло две недели назад выражение "когда ж я сдохну", так и висит.

но он же как бы тайский? у них же там такая ерунда круглый год? ему же все это должно быть в жилу?

(no subject)

иногда, бывает, наткнешься на какую-нибудь передачу по дискавери, а там миллиарды миллиардов галактик, какие-то звездные скопления, квазары, черные дыры, и — мы, муравьи, которые живут в каком-то космическом бирюлево. даже не в бирюлево, а где-то ближе к домодедово или вообще в тульской области, в недостроенном еще с конца девяностых доме, в котором у нас было долевое строительство. и сразу понимаешь, как смешны все антропные религии, как нелепа мысль о том, что вселенной вообще есть дело до надежд и желаний космического муравья, не говоря уже о его бессмертной душе.

или на другую передачу наткнешься, а там о том, как рыбы вылезли на сушу, обросли мехом и мхом, напали на каких-то червей, а потом — бац! — вымерли динозавры, ледниковый период, рыбы изобрели теплый туалет, ромео встретил джульетту, монахи встретили джордано бруно, ван гог нашел лезвие. и сразу понимаешь, что все это, конечно, не могло появиться само по себе, что по странному капризу неизвестного нам архитектора именно мы, рыбы, наполняем бездумный механизм вселенной смыслом, из своего тульского угла.

а потом к тебе приходит хозяин квартиры и говорит:
— ну зачем же я буду покупать новый диван, если я на нем ни дня не посплю.
— а вот у меня раньше жил мужчина, — говорит хозяин, — так он купил себе коврик для йоги. и спал на нем, это очень полезно.
— а потом тут жил еще парень, — говорит хозяин. — с другим парнем. и им, кстати, нравился диван. но я этого не понимаю, когда с другим парнем, так что я их выгнал через полгода.
— а потом здесь девушка жила, — говорит хозяин. — но ушла к другому домовладельцу.
— он ведь новый совсем, — говорит хозяин. — что вы с ним делали, что он сломался?

и до тебя как-то постепенно доходит, что канал дискавери нихуя не понимает в жизни.

(no subject)

поскольку вопль "а вы убили мою жежешечку" потерял магическую силу и больше не спасает меня в сложных жизненных ситуациях, я решил снова сюда что-нибудь писать.

правда, мы с психиатрами подумали и решили, что сразу бросаться в холодную воду мне, пожалуй, не стоит, поэтому я пока не буду читать комментарии. по крайней мере, систематически. по крайней мере, первое время.

поначалу я думал вообще их отключить, но меня самого жутко злят блоги с отключенными комментариями, а также блоги, в которых по умолчанию могут комментировать только френды, и, в общем, я решил оставить все, как было, но зажмуриться.

если не раскрывать по утрам занавески, то в комнате можно не подметать годами.
(собственно, я-то и при открытых могу не подметать, но я-то мужчина, не всем так повезло)

я понимаю, что все это звучит немного обидно.
с большинством из вас я незнаком, но меня почему-то не интересует ваше мнение.
я бы уже плюнул в монитор, прочитав такое в интернете.

но я не хочу вас обидеть. вы офигенные. дело во мне. у меня было время подумать, и я, наконец, понял, что не создан для диалога.

я пришел в этот мир не для того, чтобы что-то обсудить.
я пришел высказать свои претензии.

что касается того, как я провел последние несколько месяцев, то я много читал. писатели тоже часто говорят невпопад, но они, по большей части, давно умерли, а если человек давно умер, ему простишь и не такое.

многим современным писателям не помешало бы умереть. в хорошем смысле этого слова.
некоторым и это, конечно, не поможет, но многих можно спасти.

впрочем, я современных российских писателей стараюсь не читать. я не избегаю русской прозы, но как увижу лицо популярного писателя, так сразу понимаю, что мне это, наверное, не нужно. это у меня получается такой ломброзо наоборот. я знаю российскую литературу в лицо, и мне этого хватает.

и, читая всяких умерших писателей, я обнаружил, что они тоже не очень предрасположены к диалогу.
тут у нас с папой недавно случилось несогласие по одному богословскому вопросу.

я папе объяснял, какую прекрасную штуку придумали буддисты. и как раз дошел до того, что все вокруг нас это как бы майа. мне этот момент в буддизме очень нравится. они не стали придумывать какой-то там загробный бизнес-класс, а просто решили, что ландыши это хуйня, и все. на самом деле, нет никаких ландышей. и нас с вами тоже, в общем-то, нет, хотя нам кажется иначе (если не брать в расчет умерших писателей).

этот подход проще всего объяснить на примере.

допустим, у вас есть указательный палец. и этот указательный палец почему-то решил, что у него богатый внутренний мир и крепко за него держится. вы понимаете, что это абсурд. все ваши друзья понимают, что это абсурд. собственно, вы сейчас это читаете и наверняка думаете "что за бред".

а указательный палец, тем временем, думает, что после смерти он попадет в рай или, если не будет ковыряться в носу, дослужится до среднего. в зависимости от его религиозных предпочтений и воспитания.

если бы ваш указательный палец был буддистом, он наверняка понял бы, что вообще не существует как самостоятельная единица. и, наверное, понял бы, что он всего лишь часть чего-то большего, которое само по себе тоже часть чего-то большего, которое -- тут длинный цикл -- часть всего. другими словами, указательный палец это всего лишь временная форма, которую по каким-то внутренним причинам приняла очень незначительная часть всего. и указательный палец существует лишь в той степени, в которой он осознает себя. при этом чем лучше он осознает себя, тем сильнее он себя ограничивает -- потому что гораздо круче быть частью руки, например. или частью всего.

отказ от собственного "эго", вообще говоря, анти-интуитивен. довольно трудно убедить себя в собственном несуществовании, тут нужен навык. однако он позволяет решить множество бытовых проблем. главным образом, буддизм сводит значимость этих проблем к нулю, но на первых порах можно обойтись без экстремизма. легкой отстраненности от себя любимого вполне достаточно. в конце концов, буддизм можно воспринимать не как религию, а как модель восприятия мира, он от этого нисколько не страдает.

(на всякий случай: это мое личное восприятие буддизма, буддисты могут придерживаться другого мнения)

и вот я все это втираю папе, что нас, типа, нет, мы тут не сидим, и вообще пошло бы оно все в лотос. а папа мне и говорит.
-- а вот если буддисту дать по морде, -- говорит папа, -- это с ним произойдет, или это тоже майа?
-- ну, в широком смысле, конечно, майа, -- говорю я. -- но в зубы-то за что?
-- да ни за что, -- говорит папа. -- в порядке эксперимента.
он когда-то работал в нии, и, видимо, исследовательский зуд в нем остался.

но я понял, что непредрасположенность к диалогу это у нас семейное.

я, кстати, не знаю правильного ответа на папин вопрос. пока я склоняюсь к тому, что буддист может дать сдачи. главное, это отчетливо понимать, что с точки зрения вселенной нет ни тебя, ни противника, ни удара. здесь важен не факт достижения цели, а общая непринужденность движений.

собственно, весь этот сумбурный текст написан вовсе не для того, чтобы заранее извиниться, или кого-то в чем-то переубедить. мы (я, вселенная и психиатры) решили снова сюда писать, потому что мне нравится формулировать, извините, мысли, а проще всего это делать в письменной форме. какие это мысли, кто их прочтет -- совершенно, в общем, не важно. человек вырезает фигурки из дерева не потому, что ему нравятся фигурки, а потому что ему нравится вырезать.

кроме того, проговаривание вслух дает иллюзию, что в комнате кто-то есть.
в комнате, конечно, никого нет, но иногда указательному пальцу становится скучно и одиноко.
даже если он буддист.